Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

"Рев труб и взмыв скрипок"




"Мы хотим создать некую полуконцертную-полутеатрализованную форму. Произведение это таково, что очень трудно поддается традиционному сценическому воплощению. Оно скорее не опера, а драматическая оратория, в чем-то сродни баховским «страстям». Форма полуконцертного исполнения как нельзя более удачно подходит для воплощения именно этой оперы, потому что это не совсем опера и не совсем оратория. Определенная остраненность, дистанция, которую создают действия артистов без настоящих костюмов и декораций и вместе с тем полная эмоциональная вовлеченность их во «внутреннее», духовное действие романа, может оказаться как нельзя более подходящей для «озвучивания» эфемерного булгаковского мира".

Софья Станковская обсуждает с Владмиром Юровским историю и перспективы постановки оперы Сергея Слонимского "Мастер и Маргарита".

"Never Forget"

"Я слишком долго был здесь. Наверно мне пора прощаться. И все же я хотел остаться..."




"Он был как наставник; его неизбежно начинаешь стесняться с вхождением во взрослую жизнь, базовое отношение к которой он сам же и заложил. Сам остался в прошлом, но спел исключительно про будущее. Для тех, кто родился в первой половине семидесятых, Майк накропал нехитрый, но по-своему сказочный маршрут последующих двадцати лет. У Майка было странное свойство — практически все, о чем он пел, сбывалось".

Максим Семеляк о Майке Науменко накануне 20-летней годовщины его ухода.
Помните ли вы его и его песни?

"Нарисуй мне портреты погибших на этом пути"

"Все проходит, а музыка остается"



"Хозяин бродит по магазину, выуживает с полок компакты и с характерным пергаментным треском вскрывает их. Он поочередно ставит Сэмми Тернера, Адама Фэйта, Джонни Бернетта, тяжело опускается на стул и с увлажнившимися глазами вслушивается в музыку, которой он щедро готов делиться с каждым, но которая по-настоящему понятна только ему одному. В эти мгновения он становится похож на пушкинского гробовщика, созывающего огромный хор давно замолчавших певцов".

Максим Семеляк с очередным портретом человека, без которого непредставима культурная Москва.На этот раз это владелец музыкального магазина "Трансильвания" Борис Симонов.
Приходилось ли вам бывать в этой Мекке меломанов на Тверской и общаться с Борисом Николаевичем?

"Публика благодарна своим любимцам, прежде всего Тилеману"




"Дебют кажется успешным. Публика устроила овации, критики вовсю расхваливали его внимание к партитуре, оставленной в неприкосновенности и сыгранной с вниманием и тщательностью, которые редки во все времена. Наверняка так оно и было на премьере, но ко второму представлению, Тилеман решил, видимо, добавить громкости и силы, «дать газу», и Штраус зазвучал как Вагнер".

Алексей Мокроусов о первой оперной премьере на фестивале в Зальцбурге - опере Рихарда Штрауса "Женщина без тени" в постановке Кристофа Лоя.



"Ты удивительно красив, тебя хочу я рисовать"




"Сначала были стихи. Потом пришла музыка. Следом аранжировка, моя третья в жизни аранжировка. Это ночь без сна, монитор компьютера, папины тяжелые наушники и звуки. А потом песня, и радость, и благодарность за историю. Не просто историю – историю про любовь. И про нелюбовь".

Песни Вари Демидовой - певицы и пианистки из Перми.